инсцессы фото

2017-09-24 15:57




Вот только не надо думать, что все вокруг гондоны, а ты воздушный шарик!


Узнал, что фен-шуй изначально был искусством украшать могилы. Теперь всем своим врагам с улыбкой говорю: "Чтобы у тебя всё было по фен-шую".






Вижу тень я наискосок Белый рафик с полоской синей Я готов целовать песок Лишь меня бы менты не били.


Дисскуссия о памятниках напомнила мне старую, рассказанную где-то в 1996 г., историю о "коне с яйцами" в Ростове-на-Дону. В те времена зияла, на месте взорванного большевиками собора, огромная плешь, и решил обком заполнить ее монументальной группой. Была поставлена задача сделать все по-"взрослому", и чтобы Первая конная, и традиции Дона, и вклад в победу, и все социальные прослойки... чтоб не хуже, чем в европах. Выписан из столицы лучший советский скульптор Вучетич. И потрудился он на славу - соорудил огромную композицию: конный казак-комиссар, пеший крестьянин из иногородних, явно раненый в жо.. матрос-пролетарий с пачкой гранат. Историческая справка: в казачьих войсках атаманы традиционно седлали дебелых кобыл, дабы в атаке горячие жеребцы устремлялись следом, повинуясь не только нагайкам, но и сексуальному чувству. Следуя исторической правде, Вучетич изобразил казака верхом на кобыле. И вот, все согласовано, подписано, отлито и поставлено. За неделю до открытия, пока монумент еще огорожен от публики, решил главный областной коммунист осмотреть изделие и явился с комиссией и подрядчиком. Посмотрел почти со всех сторон, поцокал языком - красота да и только. Зашел сзади и... страшно закричал: - Вучетич! Вот эта п$зда у меня под носом в обл.исполкоме!? Немедленно исправить! И чтобы был конь! И страшно обиделся скульптор. И сваял за три дня и три ночи такие конские достоинства, что при своих, в общем-то, лишь слегка гипертрофированных пропорциях они производят неизгладимое впечатление на женщин и гостей города. С тех пор этот символ плодородия на Руси стал не только главной Ростовской достопримечательностью, но и лучшим произведением Вучетича, и наконец, я не побоюсь этого слова, символом всего советского монументального искусства.